Ефимыч |

Так его называли друзья, ученики и собственные дети.
Почти за 30 лет преподавания на художественном отделении в училище № 28 он выпустил сотни учеников, написал за свою жизнь более тысячи замечательных картин

Ефимыч
12 октября Леониду Плесовских исполнилось бы 70 лет. К этой дате в городском историко-художественном музее открылась выставка его памяти. Примечательно, что подготовила ее дочь художника –
Екатерина Найденова, заведующая художественной галереей.
– Пленэры, театры, выставки –
таким было мое детство, и я не представляла, что может быть по-другому, – вспоминает Екатерина. – Отец приобщал нас со старшим братом Денисом ко всему, чем занимался сам. В теплое время года по воскресеньям мы брали собаку, палатку, этюдники и отправлялись на природу. Разводили костер, пекли картошку, рисовали. Это называлось пойти «глаз почистить» (так отец цитировал слова своего учителя, пермского художника Александра Ивановича Репина) – созерцать и писать природу.
После таких походов отец приносил домой букет цветов, ставил в вазу, и мы вчетвером (моя мама – замечательный художник) его писали. Мы всегда посещали все выставки отца. Свою первую линогравюру я сделала в 5 лет. Отец брал нас с собой в стройотряды, и пока он расписывал санатории, мы отдыхали на море. У нас было замечательное детство. Отец воспитывал нас собственным примером. Он всегда говорил: «Не воспитывай детей. Воспитывай себя. Дети вырастут по твоему подобию». Когда он уезжал в командировки, я очень по нему скучала, недельная разлука мне казалась вечностью. Он жил своей жизнью, самореализовывался, но мы всегда были рядом и втягивались во все, что он делал.

– Каким было детство самого Леонида Ефимовича?
– Он был послевоенным ребенком, единственным, выжившим из пятерых детей в семье. Жил с мамой в Губахе. Однажды он увидел с улицы в окне горящий свет в изостудии и в буквальном смысле пошел на огонек вместе со своим другом Владимиром Захаровым, с которым они позже вошли в состав березниковской «пятерки». Работа «Мальчишки 50-х», где он в центре передает, какой нелегкой была доля ребят послевоенной поры – у них такие взрослые лица!
Отец рассказывал, что когда настало время выбирать профессию, мама его журила: «Какое рисование! Ты мужик, тебе надо в шахту идти работать!» Но он оставался верен своей жизненной позиции. Поступил в Пермское педагогическое училище, где познакомился с остальными будущими «пятерочниками» и своей женой, сохранив на долгие годы и дружбу, и любовь. Позже супруги Плесовских отучились в Нижнетагильском пединституте на художественно-графическом факультете. Редкий творческий союз «пятерочников» не только обогатил городскую культуру, но и жизнь друг друга. Вместе они выезжали на пленэры, на сплавы, творили.

– Каким отец был учителем и коллегой, ведь вам довелось быть его ученицей в прямом смысле, когда он был преподавателем училища № 28?
– На художественном отделении в училище отец вел у меня историю искусств. Его было очень интересно слушать, когда он рассказывал о художниках. Было такое впечатление, что он за чашкой чая посидел с каждым из живописцев разных эпох, очень просто и доступно подавал материал. Как и другие его ученики, могу сказать, что он заложил крепкую основу, которая позволяла нам без труда поступать и учиться в художественных институтах и академиях. Учитель отражается в своих учениках. Он сам был разный в разные периоды своего творчества и его ученики тоже очень разные, у каждого «своя рука». Отец умел направить и поощрить желание людей развиваться и работать.
Его самого отличала широта художественных техник, которыми он владел, и тем, к которым он обращался. Он учился у мировых художников – у Сальвадора Дали, Пабло Пикассо, творчество которого он очень любил и, мне кажется, был похож на них жаждой познаний и открытий.
Отец все время что-то экспериментировал, открывал для себя и для нас. Я помню, как он предложил попробовать изготовить бумагу ручной работы. Мы ее мочили, сушили, колотили короба, потом придумали оттиски и сделали серию работ на этой «ручной» бумаге.
В училище у отца учился и мой брат, который сегодня живет в Екатеринбурге, занимается дизайном, является доцентом кафедры Уральского государственного архитектурно-художественного университета, читает лекции по искусству интерьера. Его жена тоже была ученицей Ефимыча, она преподает в том же вузе керамику. Их младший сын хорошо рисует, и мои две дочери – тоже. Старшая– занимается в школе искусств.
Работать рядом с отцом мне было очень комфортно. Мне нравилось, что с учениками он обращался по-дружески, он так относился ко всем людям, ему было не важно, кто перед ним – мэр или дворник – со всеми был уважителен. В его мастерской всегда собиралось за чаем много народу. Там была точка схода культурной элиты города – актеров, театралов, фотографов, музыкантов, художников. До трех часов дня он преподавал, а затем принимал гостей или становился за мольберт. Для отца серьезным ударом было закрытие художественного отделения. Это был его второй дом.

– Что можно сказать об особенностях творчества Леонида Плесовских?
– Он любил пофилософствовать в своих работах, параллельно много читал, размышлял. Был период, когда он читал Библию, и у него было много работ на библейские темы. В другой период, когда он очень плотно общался с пермским художником Александром Репиным, он написал его портрет под названием «Реквием по Репину», выполненный в стилистике своего учителя. По жизни отец писал много натюрмортов, пейзажей, жанровых работ. Он любил путешествовать. У него интересные серии работ по Алтаю, Италии, Испании, Чехии.
Меня всегда восхищала его разносторонность, поиск нового, стремление учиться. Он подолгу сидел над книгами, у нас дома большая библиотека.
На день рождения мы всегда знали, что ему подарить, – книгу по искусству.
На протяжении жизни отец экспериментировал с техникой монотипии. Он познакомился с этой техникой и полюбил ее еще во время подготовки к диплому. На юбилейной выставке отца впервые выставлены работы, выполненные в этой технике из серии «Вольные копии» – копии автопортретов художников, но в его интерпретации. Всего же на выставке выставляются 15 учеников Ефимыча, в том числе и мы с братом. Мы планируем создать большой альбом творческих работ отца.

– Изменилось ли его творчество в последние годы жизни?
– Он старался еще больше работать. Он считал, что не успел сделать многое из того, что хотел. Постоянно приезжал в мастерскую. Последние его работы яркие и чистые, в них появилось больше тепла и простоты. Работая над ними, он получал удовольствие. У него было столько идей! У нас дома хранятся альбомы его зарисовок, которые он делал постоянно.
Об отце осталась добрая память – это его ученики, которые смогли реализоваться в разных уголках земного шара, это выставки его работ, это любовь в сердцах его друзей и близких.
Накануне открытия юбилейной выставки на могиле отца установлен памятник, на котором с одной стороны – его фотография, а с оборотной – его графическая работа из серии «Спички». Удивительно, он и там находится в культурной среде. Рядом – основатель театра «Бенефис» Александр Староскольцев, с которым он дружил, способствовал открытию его театра, работал на волонтерских началах художником, оформляя сцену, рядом – музыкант, дирижер Станислав Алексеев, с которым отец был очень хорошо знаком. Все они внесли значительный культурный вклад в жизнь города – в развитие театра, музыкальной сферы и художественной школы.
И это всё о нём
В день открытия выставки «Учитель и ученики» почтить память мастера собрались его воспитанники, близкие, друзья, горожане.
Сын Леонида Плесовских Денис рассказал о том, что эта выставка – часть большого проекта, посвященного памяти отца. Вторая экспозиция в скором времени будет открыта на его родине в Губахе, а третья крупная ретроспективная выставка в будущем году откроется в Перми.
Ученики Леонида Ефимовича, известные березниковские художники Елена Шарецкая, Алексей Харитонов, керамист Ольга Ладкина, тепло, с любовью и благодарностью вспоминали своего педагога, говорили о том, что полученные знания помогли им реализоваться в любимой профессии и стать счастливыми людьми.
– Он не только давал много профессиональных навыков, он учил, что у художника должна быть определенная жизненная позиция, – говорит Алексей Харитонов. – Я и сейчас, когда рисую, мысленно обращаюсь к нему, думая о том, как бы он воспринял эту работу. Это показатель.
«Пятерочник» Василий Аникеев, с которым Леонида Плесовских с молодости связывала тесная дружба, вспоминал, что за многие десятилетия они ни разу не поссорились, настолько Леонид Ефимовича был коммуникабельным, добрым, мудрым человеком, с чувством юмора.
Он был верен себе – вспоминала супруга художника Ирина Викторовна. Она рассказала, что когда нужно было работать в училище по малоэффективной, с точки зрения педагога-художника, программе, он отказался, считая, что должен давать то, что умеет, ему хотелось делиться накопленными знаниями. И он сумел настоять на своем.
Светлая память педагогу и художнику Леониду Ефимовичу Плесовских. Он еще не раз удивит нас своими произведениями, которые будут появляться на городских выставках из его многочисленного собрания картин.
Юлия ПАЛЬНИКОВА
На снимках:
Л. Плесовских «Христос»;
Екатерина Найденова у портрета Леонида Плесовских (автор портрета – ученица художника Ольга Станишевская (Пронина);
Л. Плесовских «Пейзаж».

Возврат к списку

Актуальные новости

AlfaSystems massmedia K3FN2SA