Дневной надзор |

38 лет Наталья Бородкина отдала работе в прокуратуре. Не случайно, провожая ее на пенсию, коллеги подарили старшему помощнику прокурора мобильный телефон в необычном чехле – с изображением погона с двумя звездочками. Но, даже отойдя от дел, она продолжает говорить о своей работе в настоящем времени, готова и сегодня дать ответ, проконсультировать любого специалиста субъектов профилактики, обратившегося к ней по защите прав несовершеннолетних. Чего-чего, а опыта ей не занимать

Дневной надзор
– Наталья Николаевна, вы вышли на заслуженный отдых в чине советника юстиции, соответствующего званию подполковника. Ваш вклад в профессию был весомым, а путь долгим. С чего он начинался? И насколько отличалась служба в прокуратуре того времени от нынешней?
– Прокуратура продолжает оставаться государственным органом, осуществляющим надзор за соблюдением и исполнением гражданами, органами и организациями требований федерального и регионального законодательства. В советское время, когда следственный комитет входил в состав прокуратуры, мне, как помощнику прокурора, в соответствии с профессиональными обязанностями поручали поддержание обвинения в судебных заседаниях при рассмотрении уголовных дел, участие в рассмотрении судом гражданских дел, проведение общенадзорных проверок исполнения требований законодательства, а также расследование уголовных дел, выезд на место преступления (убийства).
Иногда было страшно, но всегда интерес к работе заставлял двигаться дальше, изучать законы, опыт других прокуратур. Бывали и курьезные ситуации, которые до сих пор вспоминаю со смехом. Когда я была еще стажером (раньше молодые специалисты год стажировались у опытных коллег), мы выехали со следователем прокуратуры на место преступления. Он потрогал ногу убитого и решил: «Смерть наступила давно, нога совсем окоченела». А когда потерпевшего начал осматривать медэксперт, выяснилось, что вместо ноги у погибшего – ​протез.
Во времена, когда мы строили коммунизм, было указание проводить общенадзорные проверки (плановые) по каждому виду прокурорского надзора не более одной проверки в месяц для того, чтобы выявить и устранить нарушения закона на предприятиях и в организациях, заведомо полагая, что их и быть не должно, что все соблюдают закон. Сейчас же мы проводим каждый месяц не менее 5 проверок – ​плановых и по обращениям горожан, хотя за последние годы город значительно расширился, а число работников прокуратуры осталось прежним.
Ранее, в соответствии с законодательством, прокуроры принимали участие только в рассмотрении особо значимых уголовных дел. Мы приходили в суд для поддержания обвинения исключительно по решению прокурора или по требованию суда, а сейчас прокурор обязан поддерживать обвинение по всем уголовным делам, участвовать во всех судебных заседаниях. Нагрузка на каждого работника прокуратуры увеличивается из года в год. Но мы справляемся.

– Не укладывались в рабочий день?
– Приходилось регулярно работать по выходным, и нередко во время отпуска. Однажды отозвали из отпуска после пожара в торговом центре в Кемерово. Прокуратурой края было назначено проведение проверок по соблюдению требований противопожарного законодательства во всех городских учреждениях с массовым пребыванием людей, в том числе детей: в торговых центрах, объектах образования, культуры и спорта. С представителями пожарной инспекции я участвовала в проверке 18 учреждений дополнительного образования, культуры и спорта. Я пришла к выводу, что безопасность учреждений зависит не от знания законодательства, а от того, насколько серьезно относится к исполнению указанных требований закона руководитель учреждения.

– Вы в основном занимались защитой прав несовершеннолетних. Это трудный фронт работы?
– С моей точки зрения прокурорский надзор за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи требует много внимания, является наиболее объемным надзором. Те, кто осуществляют надзор в определенных сферах, работают в узком направлении. Защищая права несовершеннолетних, приходится осуществлять проверки в сферах образования (дошкольного, школьного, дополнительного), здравоохранения, культуры, спорта, искусства, профилактики преступности несовершеннолетних, трудовой занятости, опеки и попечительства и других. Например, при проверке исполнения законодательства об организации отдыха и оздоровления несовершеннолетних требуется установить законность деятельности загородных лагерей отдыха и оздоровления детей, наличие у сотрудников справок о судимости, наличие образования у воспитателей, наличие документов, подтверждающих прохождение курса обучения вожатых, проверить заключение о пожарной безопасности объекта, соответствие требованиям СанПиН, организацию питания, ограждение территории, наличие видеонаблюдения и так далее. Важно ничего
не упустить.

– В чем, на ваш взгляд, наиболее уязвимы несовершеннолетние, отчего их, прежде всего, нужно защищать?
– Они уязвимы в том, что мало знают о жизни. Зачастую сами совершают преступления либо провоцируют совершение противоправных действий против них. Многие не понимают, что совершенное правонарушение может повлечь негативные последствия, сломать дальнейшую благополучную жизнь.
Очень многое зависит от того, состоялись ли в жизни родители ребенка. Родители – ​пример для детей. В неблагополучной семье успешных детей не бывает.
С ребенком надо проводить много времени и организовывать его занятость, иначе он найдет себе развлечение на улице, начнет, следуя чьему-то авторитету, пробовать алкоголь и наркотики.

– Некоторые родители могут возразить, мол, не у всех достаточно средств на организацию интересной жизни ребенка, оплату кружков…
– Поверьте, дело не в этом. Все начинается с родителей. Когда на заседание КДНиЗП (комиссия по делам несовершеннолетних) вызывают маму, которая не исполняет обязанности по обучению ребенка в школе, чаще всего выявляются факты, что у родителей образование минимальное, 8–9 классов. Не удивительно, что ребенок смотрит на родительский пример и думает: «Мама выживает, и я ­как-нибудь выживу, ну украду ­что-нибудь, или найду неквалифицированную работу». Родители должны понимать, если они дают жизнь ребенку, нужно самим жить так, чтобы ребенок на них равнялся.

– Как уменьшить число неблагополучных детей?
– Над этим работают все субъекты профилактики России, в том числе г. Березники. Но сами родители, родственники скрывают факты ущемления прав детей на достойное проживание, воспитание. Часто соседи видят, что дети недоедают, что мать пьет, бесконечно меняет партнеров, но мало неравнодушных людей, которые начнут бить тревогу. Активность и ответственность граждан (особенно соседей) может способствовать своевременной защите прав детей при передаче сообщений в полицию, в органы образования, прокуратуру.

– Если бы вы заново искали себя в профессии, выбрали бы работу в прокуратуре?
– Я ушла на пенсию по выслуге лет. Но я очень благодарна судьбе, которая привела меня 38 лет назад на службу в прокуратуру г. Березники. Я всегда любила свою работу.
Юлия Светова

Возврат к списку

Актуальные новости

AlfaSystems massmedia K3FN2SA